«Мир и Омониа» - Мир и Согласие – извечная наша мечта… 
«Мир и Омониа» - прочь разногласия, в гармонии – Бог, красота…. !

О ЯСНОМ НЕБЕ, КРАСНЫХ ЗАНАВЕСКАХ И БЕССМЕРТНОЙ ДУШЕ

О ЯСНОМ НЕБЕ, КРАСНЫХ ЗАНАВЕСКАХ И БЕССМЕРТНОЙ ДУШЕ

  • 21/02/2020
  • 369
Что угрожает Русской церкви в Афинах, в чем заключается сохранение и передача будущим поколениям традиций и почему ясному небу не страшны молнии?

Прихожане храма Святой Животворящей Троицы, что на афинской улице Филелину считают, что новый настоятель архимандрит Синесиос покусился на святое – традиции и обряды храма, сложившиеся столетиями. Батюшка, в свою очередь, полагает, что освобождает церковь от ненужного мусора и заботится о ее безопасности. Преобразования свои останавливать он не намерен.

Разговор со священником, безусловно, может касаться не только дел божеских, но и мирских. Тем не менее, на встрече с настоятелем Храма Святой Животворящей Троицы в Афинах архимандритом Синесиосом Викторатосом я себя чувствовала, мягко говоря, неловко. Потому что говорить пришлось не о душе и не о духе, и даже не о такой непростой жизни, в которой мудрый совет батюшки всегда необходим, а о письме, направленном в редакцию прихожанами храма – жалобном и возмущенном. Отца Синесиоса в письме обвиняли чуть ли не в рейдерском захвате церкви, нарушении всех возможных и невозможных традиций и ритуалов, которые сложились в этом храме столетиями… Еще с тех пор, как в левом приходе на специально поставленном стуле восседала во время службы сама Ее Величество Королева эллинов Ольга…

Письмо, подписанное руководителями Центра научных и социальных инициатив, пришло в редакцию еще в декабре. Тогда же оно было зачитано на Всегреческой конференции соотечественников.  Цель, само собой, привлечь внимание к проблеме, а именно, «постепенному искоренению русской традиции в историческом и духовном центре», каковым храм является. А именно, к тому, что недавно назначенный настоятелем храма архимандрит Синесиос внес изменения, напрямую «затрагивающие чувства русскоговорящих прихожан» , отменил участие хора в субботних вечерних богослужениях, что «противоречит русским традициям», и даже… имеет непосредственное отношение к тому, что из церкви «исчезли исторические реликвии». А ведь внутреннее убранство храма, говорится в письме, его детали, «намоленные двумя столетиями русскими прихожанами, имеют символический смысл…»

В заключение письма высказывалось опасение, что «подобного рода нововведения могут коснуться и захоронений возле стен церкви – последнего царского посла в Греции Елима Демидова и его супруги...»

Одним словом, храм в опасности! И если так пойдет дальше, то через некоторое время ни о какой передаче «исторического, духовного и культурного наследия молодому поколению афинской русской общины и речи быть не может»…

Несмотря на то, что некоторые фразы из письма обеспокоенных прихожан сильно напомнили мне письма-жалобы советских времен, особенно отсыл к «вышестоящим компетентным органам» и требование рассмотреть ситуацию «как принципиально важный вопрос с последующей реакцией»…. я решила действовать. И отправилась на улицу Филелину.

***

Самое большое средневековое здание греческой столицы  – строительство его  относится к первой половине XI века - Храм Святой Троицы, а, если привычнее, Русская церковь в Афинах – знакома всем и каждому. Она широко представлена в туристических буклетах о  Греции, афиняне часто указывают ее как ориентир в том или ином маршруте… Не обходят ее стороной и знаменитости - именно в эту церковь Пугачева с Киркоровым приехали помолиться в десятилетний юбилей совместной жизни… Ну, а для русскоговорящих афинян Русская церковь – это особые, памятные по дому богослужения – с непременным освящением куличей на Пасху, поминальными родительскими днями, вербным воскресеньем… Не то, чтобы в греческих храмах все эти праздники не отмечались, но в Русской церкви как-то привычнее… И вот, родному для многих соотечественников дому угрожает опасность! Как тут не встревожиться?

 ***

 Архимандрит Синесиос встретил меня на пороге храма… широкой улыбкой… Выпускник Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия в Москве, он прекрасно говорит на русском языке.

Возмущенное письмо прихожан его не удивило: если люди высказывают недовольство, - рассуждает батюшка, - значит, они любят церковь и заботятся о ней… Оговорившись, что с авторами письма не знаком, охотно соглашается прокомментировать их претензии…

- Ясному небу молния не страшна, - смеется он и приглашает меня на экскурсию по храму.

- Давайте начнем с того, что церковь Святой Троицы - это приходской храм Афинской архиепископии Элладской православной церкви. Да,  в 1847 году он был куплен российским правительством, и представлял из себя, так называемую, посольскую церковь. Но в 1924 году, после признания Грецией СССР храм стал относиться к  Афинской архиепископии . При этом храм обслуживает потребности не только русской, но, я бы сказал, славянской общины – именно поэтому язык богослужений у нас определен как церковнославянский – он понятен не только русским, но и болгарам, сербам и так далее… И выглядеть церковь должна именно как греческая…

Отец Синесиос не спорит с тем, что многое изменил в храме и убежден, что эти изменения надо продолжать…

- Когда я впервые вошел в храм, меня просто потрясло количество темно красных занавесок, заслонов, встроенных перегородок, шкафов со всякой всячиной… Не говоря уже об эстетике, это небезопасно! В храме нет окон, а из четырех дверей три были закрыты наглухо! Представляете, если, упаси Бог, случится землетрясение или пожар? Я распорядился открыть боковые двери, убрать шкафы, снять перегородки… Мы избавились от огромного количества головных платков, крестильных полотенец – все это непонятно зачем хранилось в церкви. Ну я понимаю, десяток платков… Но у нас их было сто… Все ненужное выставили перед церковью: каждый мог забрать то, что хотел… 

Отец Синесиос считает предпринятые им меры совершенно обоснованными…Он в курсе, что недовольные отправились жаловаться к архиепископу, в Синод, но это его вовсе не пугает…

- Я понимаю, что перемены многим не нравятся, - говорит он, - но православный храм должен быть открыт и быть, в первую очередь, храмом, а не музеем.

Этим убеждением, с которым сложно поспорить, и объясняется тот факт, что часть реликвий храма, выставленная в виде экспозиции, была им отправлена в хранилище.

- Большая часть этих предметов, - говорит отец Синесиос, - нуждается в реконструкции, да и просто в чистке…

Свое «покушение» на хор объясняет просто: 150 евро за участие хора в богослужениях два дня подряд церковь себе позволить не может. При том, что постоянно субботние вечерние службы посещает не более 30 человек.

- Вы понимаете, у греческих храмов свои правила, – рассказывает отец Синесиос, - мы не продаем свечи, у нас нет «такс» на поминовение имен в молитвах за упокой и за здравие, мы не устраиваем пекарни и столовые рядом с церквями, как это принято в России. Там – свои правила, и не нам их судить. У нас – свои. И хотелось бы, чтобы наши прихожане это понимали. Все-таки они находятся в Греции. И что страшного в том, что заутреню мы стали служить на двух языках – русском и греческом?  И к нам стали приходить греки тоже! Разве это плохо? Раньше у нас отдельно приходили греки, отдельно – русскоговорящие. А сейчас – молимся все вместе. Разве это плохо? И я бы посоветовал всем чуть больше заботится и думать о своей душе… И, безусловно, обращаться ко мне – я готов поговорить с каждым, кто этого хочет.

 

***

С новым настоятелем Троицкой церкви поспорить сложно. Батюшка вообще произвел на меня самое благоприятное впечатление. Открытостью, полным отсутствием раздражения на недовольных, и искристым юмором. Я вообще люблю за это качество греческих священников, которые как никто другой исповедуют знаменитое высказывание Господа нашего о том, что уныние – великий грех.  После такой откровенной и дружеской  беседы, я не рискнула спросить о могилах последнего русского посла в Греции и его супруги, за которые опасаются авторы письма в редакцию… Не хотелось обидеть хорошего человека глупым подозрением. Но о наследии, о котором беспокоятся прихожане, не спросить не могла…

-   Я думаю, дело в том, что передачу наследия и традиций будущим поколениям не все понимают одинаково, - говорит отец Синесиос. – Для меня – это, прежде всего, православные законы, которые мы призваны беречь, жизнь во Христе, которой мы должны учить молодежь, памятники истории, которые надо хранить… И забота не о занавесках, а о душе….

 

Инга АБГАРОВА

 

 

 

 

 

 

 

 

Top